Глава 6. На следующий день я получила приглашение на устраиваемую в «Норе» вечеринку в честь возвращения Рона

На следующий день я получила приглашение на устраиваемую в «Норе» вечеринку в честь возвращения Рона. Подписано оно было Джинни, что меня не удивило, – не сомневаюсь, что Молли ничуть не хотела видеть меня в своем доме после всей той боли, которую я причинила ее младшему сыну. Прекрасно это понимая, я тоже испытывала неудобство за то, что буду мозолить ей глаза. Я бы и не появилась в «Норе», если бы не приписка внизу: «Гермиона, прошу тебя, приходи обязательно!»

Отправляясь к Уизли, я заглянула в кабинет к Малфою.

— Я вернусь вечером, – сказала я.

— И где ты планируешь провести время до вечера? – поинтересовался он, не отрывая глаз от разложенных на столе свитков.

— У Уизли.

— Прости, я не ослышался? – Он все-таки поднял на меня взгляд и теперь смотрел с веселым изумлением. – Зачем?

— Джинни пригласила на вечеринку в честь возвращения Рона.

— Ах, да. Тебе жизненно необходимо там появиться! Он наверняка будет очень рад тебя видеть после того, как ты три раза отказалась выйти за него замуж.

— Джинни пригласила меня, и я там буду, – решительно ответила я. – Я буду стараться как можно меньше попадаться ему на глаза.

— Конечно, постарайся. Кстати, ты не напомнишь, кто из них в курсе наших настоящих отношений?

— Только те, кому я доверяю!

— Уточни-ка.

— Гарри, Джинни и Джордж, – сквозь зубы произнесла я.

— Я надеюсь, что твой бывший женишок не раскроет всех твоих секретов сегодня вечером? – В его голосе засквозила угроза. – Ему хватит ума растрепать об этом всем вокруг. И ты прекрасно понимаешь, что ему поверят.

— Не стоит волноваться, Малфой. Я вообще не собираюсь рассказывать ему о том, где я сейчас живу.

— Верное решение, – кивнул он. – Рыжий бедняга может этого и не пережить!

Я не ответила, резко развернулась и вышла за дверь. Он беспокоится только о себе и своей карьере, такова наша договоренность. А я всегда держу данное слово.

* * *

Оказавшись у «Норы», я растеряла всю свою решительность. Я колебалась у ворот и думала, как бы мне сообщить Джинни о том, что я не буду присутствовать на празднике, когда она появилась на пороге дома и заспешила в мою сторону.

— Гермиона! Я так рада, что ты пришла!

— Не объяснишь, зачем я здесь нужна?

— Как?.. – удивилась подруга. – Ведь вы друзья, вас столько связывает...

— Джинни, нас с твоим братом связывает гораздо большее, чем просто дружба, тебе ли этого не знать? Год назад ты была обижена на меня за то, что я ушла от него, – напомнила я.

— Но с тех пор прошел год! – Она умолкла и чуть тише добавила: – Рон уже спрашивал о тебе.

— Он здесь? – Сердце забилось чаще, повинуясь безотчетному приступу паники.



— Да, он приехал утром. Мы хотели, чтобы он поселился у нас с Гарри, но мама и слышать ничего не хотела! – Джинни закатила глаза. – Пожалуйста, Гермиона, пойдем в дом?

Еще немного посомневавшись, я все-таки позволила ей себя уговорить.

Когда я вошла, Молли хлопотала у плиты.

— Здравствуйте, миссис Уизли, – поприветствовала я с улыбкой. Ведьма обернулась, мазнула меня взглядом и равнодушно ответила:

— Здравствуй, Гермиона, – после чего отвернулась к плите. Джинни виновато пожала плечами.

— Миссис Уиз’ги, я не нашла ’гедис... – раздалось сзади. – Ге’гмиона! – Флер радостно улыбнулась. – Мы так давно не виделись! – Она троекратно расцеловала меня в щеки.

— Привет, Флер! Ты прекрасно выглядишь! Как малышка Мари?

— ’Гастет не по дням, а по часам! – На лице француженки появилось чувство гордости. – Она сейчас во Ф’ганции с моими ’годителями, мы после вече’гинки аппа’ги’гуем к ней.

— Она свела с ума всех соседских мальчишек, – с добродушной усмешкой в кухню вошел Билл. – Привет, Гермиона! Как ты?

— Хорошо, – я покраснела под пристальным осуждающим взглядом Молли, и Джинни поспешила увести меня в гостиную. Идея была не самой хорошей, потому что там в компании Джорджа и Гарри сидел Рон.

— Гермиона! – Джордж бросился ко мне, раскрыв объятия. Пока я удивлялась такому проявлению чувств и искала глазами Анджелину, он отпустил меня и, повернувшись к Рону, пояснил: – Видишь, братец, я тоже делал ей предложение, мне она тоже отказала, однако же я очень рад ее видеть!

Джинни неловко замялась, Гарри отвел взгляд, я вспыхнула, вошедшая в комнату Анджелина замерла в дверях, Рон вскинул брови, и только Джордж чувствовал себя вполне комфортно в этой обстановке. Спустя несколько секунд все разом засуетились.

— Пойду помогу маме! – С этими словами из комнаты сбежала Джинни.

— Привет, Гермиона, – мимоходом поприветствовав меня, Гарри прокричал в спину девушке: – Милая, подожди! – И быстрым шагом вышел следом.

— Привет, Гермиона, – повторила Анджелина и перевела взгляд на Джорджа: – Дорогой, в твоей комнате что-то жутко гудит!

— А, это все упырь! – беззаботно отмахнулся он.



— Что, упырь?! – ахнула девушка. – Джордж, я их боюсь!

— Анджелина, он не сделает тебе... – начал было спорить непонятливый парень, но она уже ухватила его за руку.

— Знаешь, я с детства боюсь упырей... – Последняя пара тоже вышла, прикрыв за собой дверь, и мы с Роном остались одни.

— Привет, – я улыбнулась как могла искренне, но получилось не очень.

— Привет, – он ответил без улыбки, и я мысленно напомнила себе правило Малфоя лицемерить там, где это принято.

— Ну, как Штаты?

— Их все еще 50, – попытался пошутить он. – А как ты?

— Неплохо.

Мы замолчали, не имея ни малейшего понятия, о чем нам разговаривать. Спустя несколько минут бестолкового стояния на месте я все-таки присела на стул.

— А как... работа?

— Тоже хорошо. На той неделе вносила поправки к законам об эльфах, их приняли, Кингсли предложил мне издать свой закон. – Я говорила Джинни, что не буду ему врать, но и Малфою я обещала, что сохраню наш договор в секрете. Было по меньшей мере странно, что я оставила приоритет Малфою, а не подруге, которую знала уже почти десять лет, но исправляться было поздно.

— Ты молодец.

Мы снова замолчали.

— А как твоя команда?

— Играют, – односложно ответил он. – У нас сейчас отпуск.

— Так ты ненадолго?

— Да, через неделю снова уезжаю.

Стыдно признаться, но в этот момент я испытала ни с чем не сравнимое облегчение.

— А как у тебя... ну... с личной жизнью? – запинаясь, поинтересовался Рон.

А вот этого вопроса я боялась больше всего! Ладони моментально стали мокрыми, вдоль позвоночника пробежала толпа мурашек, кровь прилила к лицу, а колени затряслись. Мне было стыдно перед ним, невыносимо стыдно.

— Потихоньку, – обтекаемо ответила я, молясь всем богам, чтобы он не стал задавать других вопросов. Боги меня не услышали.

— У тебя кто-то есть? – Видно было, что этот вопрос тревожил его с самого начала, и я замялась.

— Как сказать...

— Скажи как есть, Гермиона! – прикрикнул он, потеряв терпение. Я вздрогнула. За последний год ничего не изменилось – мне по-прежнему не была нужна любовь, а он по-прежнему смотрел на меня как на самый дорогой приз.

— Да, – ответила я, глядя ему в глаза. Он грустно усмехнулся.

— Конечно, как могло быть иначе.

— С ним не так, как с тобой, – попыталась утешить я, но потом осознала, что слова могут прозвучать двояко, и поспешила исправиться: – У нас с тобой была любовь.

— А с ним нет?

— Нет.

— Зачем он тогда тебе, Гермиона?

«Затем, что нам это выгодно. Мы изображаем пару на людях, выглядим стабильно, внушаем доверие. Он должен помогать мне с карьерой», – подумала я, но вслух, естественно, произнесла совсем другое:

— Чтобы никто не искал любовь там, где ее быть не может.

— Ты себя обманываешь, – покачал он головой. – Я же знаю, что ты умеешь любить.

— Может быть, – согласилась я. – Но я не хочу этого.

И снова повисла тишина, на этот раз действительно сопровождаемая воем в трубах. Не сомневаюсь, что это Джордж потащил Анджелину смотреть на упыря.

— А я знаю его?

— Да.

Рон вскинул подбородок и посмотрел в мое лицо.

— И кто он?

— Рон... – неуверенно пыталась поспорить я.

— Гермиона?

— Я не уверена...

— Гермиона, – четче повторил он.

— Что ты хочешь это знать, – все-таки закончила я.

— Гермиона!

— Малфой.

Думаю, ничья другая фамилия не могла повергнуть его в больший ступор, чем та, которую я произнесла. В его глазах появилось насмешливое выражение.

— Малфой?

— Да.

— Драко Малфой?

— Да.

— Сын Люциуса Малфоя?

— Да.

— Пожиратель смерти, Гермиона?

— Черт возьми, да! – взорвалась я.

— Аплодирую тебе стоя, – он действительно приподнялся с дивана и пару раз хлопнул в ладоши. – Зачем?

«Не рассказывай ему о договоре!» – мелькнуло в голове, и мой ответ был почти правдив:

— Нам хорошо вместе.

— С Малфоем? – Рон скептически выгнул брови. – Тебе, маглорожденной ведьме, хорошо с чистокровным магом, презирающим маглов?

— Да, Рон.

Он потрясенно умолк, а потом в его глазах мелькнула догадка.

— Когда ты уходила от меня, ты говорила, что хочешь посвятить себя карьере. Ты с ним из-за карьеры, да?

— Рон...

— Гермиона, ответь мне правду!

Ты же хотела, чтобы я соврала, да, Джинни?

— Нет, Рон, карьера здесь ни при чем.

Он покачал головой.

— Врать ты так и не научилась. Знаешь, вскоре после нашего расставания растерянность сменила злость, потом я подумал, что смогу простить тебя и продолжать общаться по-дружески, а сейчас... Сейчас мне очень тебя жаль, Гермиона.

— Я же сказала, Рон, что моя карьера не имеет к нему никакого отношения!

— Ты соврала и разочаровала меня за вечер дважды: сначала сообщением о том, что встречаешься с Малфоем, а потом тем, что пыталась скрыть правду.

Пытаясь сдержать слезы, я подняла подбородок и увидела, что он встает с дивана.

— Рон... – В который раз отчаянно повторила я.

— Не бойся, – усмехнулся он. – Я никому не расскажу о вас. А через несколько дней уеду. Ты знаешь, что я умею хранить чужие секреты, – с этими словами он вышел из комнаты, оставив меня одну. А я с идеально прямой спиной сидела на жестком стуле и понимала, что только что лишилась возможности когда-либо возобновить даже подобие дружеских отношений с человеком, которого раньше любила.

Дверь снова скрипнула, и я с надеждой обернулась, но это оказался Джордж.

— Анджелина сказала, что я должен извиниться, – начал он, садясь на стул напротив меня.

— Перестань, Джордж, ты не сделал ничего плохого.

— Ты прекрасно знаешь, что сделал. Мне не следовало так глупо шутить.

— Ничего бы не изменилось, если бы ты просто поздоровался. Я сама во всем виновата.

— Нет, Гермиона, – он покачал головой. – Ты ведь предупреждала его. Ты говорила, что хочешь заняться карьерой.

— Да, но я не предупреждала его, что хочу за нее продаться! – воскликнула я дрогнувшим голосом.

— Тише, тише! – Он обернулся на дверь, немного помолчал и продолжил: – Ты не продалась. Считай это деловым соглашением. Хотя, конечно, ваши отношения таковыми и являются, – Джордж развел руками.

— Знаешь, мне странно понимать, что меня утешает брат человека, которого я так бесчувственно бросила.

— Тебя утешает друг, – просто ответил Джордж.

— Спасибо тебе, – искренне поблагодарила я.

— Не стоит.

— Я же потеряла его навсегда? – тихо спросила я после паузы.

Он долго подбирал слова, а потом выдавил:

— Мы никогда не теряем навсегда тех, кто остается жить.

— Ох, Джордж, какая же я дура! – Черт, как можно быть такой бестактной?!

— Иногда сложно понять, что я теперь один. Странное ощущение, когда ты всю жизнь был чьим-то близнецом, а потом вмиг перестал быть на кого-то похожим, – с пугающей откровенностью проговорил он.

— Знаешь, ты ведь не один, – прекрасно понимая, что он имеет в виду совсем не это, неуверенно сказала я. – У тебя есть семья, есть я и Гарри, есть Анджелина.

— Анджелина со мной только потому, что я похож на Фреда! А ведь я люблю ее, понимаешь? – В его глазах светилась неподдельная мука.

— Что ты, Джордж! Я уверена, что она прекрасно видит разницу между тобой и... Фредом, – имя погибшего друга далось тяжело. – И любит в тебе именно тебя.

— Спасибо, – он улыбнулся, но было видно, что мои слова его не убедили. – Думаю, нам пора садиться за стол, – делано бодро добавил он, вставая и протягивая мне руку. – Мы ведь никому не расскажем о нашем разговоре, правда? – Он подмигнул мне, а я не знала, плакать мне или смеяться.

— Нет, Джордж, никому, – заверила я, возвращая ему такую же неискреннюю улыбку.

Глава опубликована: 04.11.2012


9300448055431108.html
9300472919414172.html
    PR.RU™